наверх

Жизнь прожить - не поле перейти
14 сентября 2020 года

23 сентября 2020 года почётному гражданину города Омска, советскому промышленному и государственному деятелю,четырежды кавалеру ордена «Знак Почёта» Николаю Григорьевичу Грицевичу исполняется 100 лет.

Омское землячество в Москве направило в адрес Фонда материал от Члена Союза журналистов РФ , Члена Совета старейшин Омского землячества в Москве Кусковой Галины Ивановны, посвященный воспоминаниям Николая Григорьевича Грицевича.

Начну с того, что большой отрезок жизни связан у меня с Сергеем Иосифовичем Манякиным. То, что сделал он для Омской области, никто ни до него, ни после сделать не мог. Это был подлинный расцвет нашего сибирского края, настоящий расцвет. Сергей Иосифович уделял внимание не только промышленности и сельскому хозяйству, но и науке, культуре, образованию. Все отрасли росли как на дрожжах. При нём построили огромный по тем временам Дворец спорта, цирк, театр юного зрителя, Дворец пионеров. Трудно все перечислить.

Город многое делал для села. Строил жилье, животноводческие комплексы, механизированные тока, дома культуры. Я считаю, что это правильно. Нельзя забывать, что корни у нас там, на земле. Сергей Иосифович любил повторять: «Мы кормим 28 областей». Из других регионов частенько приезжали к нам за опытом.

Все это не могло не вызывать симпатии и уважения к руководителю области. Меня иногда спрашивают: вот ты поёшь хвалу Манякину, а ведь он, меняя председателей горисполкома, оставлял тебя в замах. Неизменно. До самой пенсии.

Скажу так: мое честолюбие не было задето. Я своей судьбой доволен. При Манякине я получил четыре ордена. Каждую пятилетку по ордену. Орден Трудового Красного Знамени и три ордена «Знак Почета». Еще один орден «Знак Почета» я получил за работу на железной дороге. Но к этому я вернусь позже.

Не знаю, правда это или расхожая легенда, но якобы однажды у Сергея Иосифовича спросили: почему он так долго держит Грицевича в замах? Вот, если верить источнику, его ответ: "Человека на должность председателя я найду за пять минут, а второго Грицевича найти не смогу". На все досужие разговоры могу сказать одно: иных чувств, кроме глубочайшего уважения, я к Сергею Иосифовичу Манякину не питаю.

Расскажу, как я попал в партийно-советские органы. Работал на железной дороге. Заслужил там, как уже упоминал, орден «Знак Почета». Последняя должность - первый заместитель начальника Омского отделения дороги. Начальником был Василий Матвеевич Ковбасинский. Он готовился к уходу на пенсию. Меня прочили на его место. Все было согласовано.

Но тут случился непредвиденный поворот. Приезжает из Новосибирска начальник управления головной железной дороги Николай Порфирьевич Никольский. Человек во всех отношениях авторитетный. Герой Социалистического труда.

Говорит: «Предлагаем тебе Барнаульское отделение дороги». «Надо подумать», - отвечаю. Понимаю, что это повышение, но есть и свои доводы против. Дал он мне два дня на раздумья и укатил.

Стал я рассматривать свои аргументы: корни все в Омске, здесь вся родня, отец с матерью похоронены. Позвонил в Новосибирск, отказался. «Ошибку делаешь», - услышал в ответ.

Проходит какое-то время, и высокий гость приезжает снова: тогда регулярными были инспекторские проверки.  «На этот раз, - говорит Николай Порфирьевич, - предлагаем тебе Новосибирское отделение дороги». И снова слышит в ответ: «Надо подумать». Он едва сдерживал себя: «Опять подумать? Тебе предлагают, можно сказать, столичное отделение дороги, а ты снова за свое! Сутки на размышление. Звони».

Что делать? Позвонил. Отказался. Услышал в ответ тираду непечатных слов. В конце уважаемый мною Николай Порфирьевич Никольский добавил: «Пока я начальник управления, о продвижении по службе можешь не думать».

Об инциденте узнали в обкоме и решили: раз там хода не будет, возьмем к себе. И назначили меня заместителем председателя областного комитета партийно-государственного контроля. Председателем был Мекеров. Уважаемый человек. Фронтовик. Позже я попал в горисполком. Первым заместителем ко вновь назначенному председателю Алексею Ивановичу Бухтиярову. С ним мне легче всего и работалось. Он дал мне полную волю. Не люблю, когда отвлекают по мелочам. Но если возникала необходимость, он поддерживал меня своим авторитетом. Не могу пожаловаться  и на других председателей. Но скажу без ложной скромности: главные рычаги управления городом были у меня. Председатель горисполкома - должность скорее представительская. Пленумы, сессии, выступления. Я, кстати сказать, считаю, что главное качество руководителя - не мешать подчиненному работать. При мне сменились три председателя: Бухтияров, Литвинчев, Глебов. Ни на одного не могу пожаловаться. Когда я пришел в горисполком, мы начали создавать базу стройиндустрии, которая позволила бы отстраивать город.

1965-1969 годы ушли на создание этой базы. Появились: завод железобетона, завод по переработке дерева, производство керамзита. Начали интенсивно строить жилье. У меня почему-то было особое отношение к цирку. Все время занимала мысль: надо построить новое здание. В городе цирк был, но здание старое, деревянное, обветшалое. Взялись за создание нового цирка. Договорились с Союзгосцирком так: они финансируют строительство здания, а мы обеспечиваем всю инфраструктуру - тепло, воду, канализацию, то, что сопутствует работе каждого учреждения. Потом строили множество других объектов.

Когда мне исполнилось 60 лет, я пришел к Ефиму Алексеевичу Норке - он был тогда первым секретарем обкома партии. Говорю ему: решайте, что мне делать дальше. Через три дня он мне сообщает: Сергей Иосифович сказал - работай. И я еще пять лет занимал свою хлопотливую должность.

В 65 лет ушел, как говорят, на покой. Но дома сидеть не смог. В областном управлении внутренних дел оказался свободным интересный участок работы, и я пошел туда курировать строительство. Проработал там еще 22 года. За это время мы построили 100 тысяч квадратных метров жилья, две базы отдыха: одну в Чернолучье, другую недалеко от Омска.

Построили новый детский приемник-распределитель - собирали и устраивали беспризорных детей. Полностью обновили Дворец культуры, построили рыболовно-охотничью базу в Крутинском районе, сделали пристройку к зданию УВД, разместили там все хозяйственные службы. Получил новое, четырехэтажное здание Центральный РОВД. Кстати, во всех районных отделах мы обновили рабочие места. Сейчас в какой не зайдешь - любо-дорого посмотреть.

В 2010-м ушел на отдых. Считайте, в 90 лет. Для себя ничего не взял, ничего не сделал. Главным для меня всегда была работа.  Кое-кто из знакомых предлагал мне пойти в коммерцию. Я сказал: ребята, это не мое. Заниматься этим я не умею и не хочу.

Вернусь еще раз к Сергею Иосифовичу. Он был отменным  управленцем. Умел работать с людьми, для многих был высшим авторитетом. И не потому, что занимал высокий пост. Просто люди чувствовали: то, что он делает, это правильно, это для их блага. А значит надо подставлять плечо и помогать.

Подходу Манякина к работе с кадрами полезно было бы поучиться и кое-кому из нынешних руководителей. Сергей Иосифович ценил и выдвигал людей, прошедших производственную закалку. Взять, к примеру, Ефима Алексеевича Норку. После института он пришел на завод имени Октябрьской революции. Сейчас его нет и можно безбоязненно сказать - это было закрытое предприятие, делающее лучшее в мире танки. Поработал там мастером, потом начальником цеха, главным металлургом, секретарем парткома, потом райкома. А потом уже - первым секретарем партийной организации.

Все логично. Человек проявил себя на производстве. Произошло это с помощью коллектива. Один там ничего не сделаешь. И вот эти производственники, попадая в советские и партийные органы, работали лучше тех, кто прошёл только комсомольскую выучку. А теперь сравните этот манякинский метод с той свистопляской, которая нынче сопровождает кадровую политику. Наши руководители как будто с другой планеты. Вот Медведев по телевидению заявляет, что в СССР не было откормочного животноводства. Но это не так! Как не было? У нас в одной только Омской области было 7 откормочных совхозов. Сергей Иосифович ухитрился из Канады завезти морозостойких герефордов. Был даже такой совхоз. По-моему, "Юбилейный", в Саргатском районе. Это тоже к разговору о кадровой политике.

Нынче мы отмечали 75-летие нашей Великой Победы. Опять без Сталина. А это ведь он на 3-й день войны создал Совет по эвакуации, и двинулись промышленные гиганты из западных областей на восток. Оседали на Урале, в Сибири.100 таких предприятий приняла Омская область. Известный английский журналист Александр Верт всю войну провёл в Советском Союзе. Так вот он проведенную Сталиным массовую эвакуацию промышленных предприятий на восток относил к числу самых поразительных организаторских и человеческих подвигов Советского Союза во время войны.

Горжусь, что и я имею к этому некоторое отношение. Я как раз работал на железной дороге, когда с запада шли к нам эти эшелоны. Были среди них и моторостроительный завод имени Баранова, "Электроточприбор", имени Козицкого и другие.

Как все происходило? Приходил эшелон, тракторами подтягивали стальные плиты, ставили на них станки и везли на место будущего завода, туда. где этим станкам предстояло работать. С ходу подключали электроэнергию,  и станок начинал работать. На улице. А тем временем делали фундаменты, строили перекрытия, возводили стены. Была поздняя осень - дождь, снег, слякоть. Над станками ставили зонты, а рядом жгли костры, чтобы рабочие могли согреть руки.

Надо сказать, что заводы эвакуировались с персоналом, с семьями. Сразу же начали строить бараки. В каждом – 20 семей. Семье – по комнате. Общая кухня. У нас было 1300 таких бараков. Скученность страшная. Боялись эпидемий. Но, как говорится. Бог миловал.

Для эвакуации было использовано 11 миллионов вагонов. Часть техники эвакуировалась водным транспортом. Но основная нагрузка легла на железную дорогу. Люди работали на пределе человеческих возможностей. И они справились со своей задачей. А чтобы меня не обвинили в бахвальстве, сошлюсь ещё на одного иностранца. Знаменитый английский военный историк Лиддел Гарт считал, что Красная Армия к 1943 году действовала успешнее немецкой ещё и потому, что возрос поток вооружения, которое поступало с новых предприятий на востоке страны.

Так что я вслед за одним известным человеком могу повторить: какое счастье, что в те суровые годы во главе нашей страны был Иосиф Виссарионович Сталин.  А это все либеральные бредни – победил не Сталин, победил народ. Кто же будет спорить? Конечно, народ... Но этот народ надо было организовать, одеть, обуть, накормить, вооружить, поставить во главе фронтов лучших в мире полководцев. Так что моё мнение полностью совпадает с мнением недавно ушедшего из жизни нашего земляка Дмитрия Тимофеевича Язова. Одну из своих последних книг он так и назвал – «Победоносец Сталин».

Ну, и в заключение – о дне сегодняшнем. У нас, к сожалению, много оказалось приспособленцев. Человек в фаворе, вокруг вьётся целая когорта льстецов. Как только лишился поста вокруг пустота.

На наше теперешнее телевидения я смотрю как на главного разрушителя морали, культуры, нравственности. Оно не дает картину жизни страны. Раньше телевидение было другим. Сейчас же в основном поём и пляшем. Чем хорошим это может закончиться?